Интервью с фронтменом рок-группы «Тараканы!» Дмитрием Спириным

1.Группа «Тараканы!» собирает крупные площадки по всей стране. Что ты чувствуешь перед выходом на сцену и потом, уже выйдя и увидев это море людей?

— Больше всего на свете я хочу выйти и дать, по возможности, настолько крутой рок концерт, насколько могу я и может группа. Это меня заботит более всего. Люди должны за свои деньги получить все и даже больше. Когда мы собираем много, я чувствую радость. Когда промоутер недоволен продажами, это, конечно, огорчает и нас. Но в общем и целом мы выходим на сцену, что бы сделать круто себе и публике.

2. Есть ли у тебя такая песня, которую не хочется или очень тяжело петь из-за того, что она связана с каким-то не очень приятным моментом жизни?

— После того, как эмоции оказываются переработаны в песенный текст, они перестают работать сами по себе. Теперь это просто слова песни, которые были сочинены в результате когда давно пережитых приятных или неприятных эмоций, и все. Кроме того, я не так уж серьезно отношусь к текстам, как, наверное, могут подумать люди со стороны. Так что текстовая составляющая для меня вообще не важна на сцене. Важно то, насколько круто рубит группа.

3. Ради чего, чисто гипотетически, ты можешь оставить музыку?

— Если мне за это будет обещано Бесконечное Абсолютное Всеохватывающее Счастье.

4. Что посоветовал бы молодым людям, которые стоят в начале своего творческого пути и едва верят в достижение результатов?

— Результатов тут, как таковых, нет. Спросите меня и я вам скажу, что не считаю Т! популярной группой. Спросите кого угодно из стадионного русско-рокерского мейнстрима, хоть БИ -2, хоть Сплин, и они вам скажут, что их главные результаты еще впереди. Если гнаться за некими достижениями, то на этом пути легко перестать получать удовольствие и облечь себя на бесконечные горести. Поэтому единственный совет, который я могу дать: если вам нравится играть свои/чужие песни и вы можете это делать на некоей регулярной основе, то вы уже достигли главного результата в этом деле. Все остальное не столь важно.

5. В начале твоего творческого пути было ли непонимание со стороны близких?

— Они хотели, чтобы я получил высшее образование и в будущем имел возможность устроиться на т.н. «нормальную» работу. Я же хотел играть в панк группе и больше ничего не делать. На этом наши расхождения с родителями ограничивались.

6. Самая последняя вещь, которая тебя разозлила и насколько ты вообще можешь быть зол?

— Последний раз меня сильно разозлил один мой согруппник (на данный момент уже бывший), когда он посчитал для себя возможным сделать попытку вероломно и неприкрыто переиграть ранее принятое общегрупповое решение. В свою пользу, естественно. Я был в сильном гневе. В том же эмоциональном состоянии, в котором я нахожусь последнее время, я злюсь редко и не глубоко. Еще лет десять назад я срывался часто и это оставляло во мне эмоциональные последствия на долгое время. А сейчас мне уже, по большому счету, до пизды. Ведь что такое злость вообще? Злость, это когда кто-то действует не так, как бы тебе хотелось. В этот момент и зарождается это чувство. Но если призадуматься — а может быть, если бы все мы позволяли другим делать то, что им хочется, может быть и нам бы это стало позволяться другими? И на этом вся мировая злость и закончилась бы?

7. Уставал когда-нибудь от жизни?

— Да. Я прямо сейчас нахожусь в процессе отпуска, который у группы начался в сентябре 2017 го и закончится только в конце 2018 года.

8. Ради чего или почему ты можешь солгать?

— Ради сохранения того статуса кво, который всех (и меня в том числе) полностью сейчас устраивает. Из-за какой -то там правды рушить чьи -то (мои?) отношения? Нести войну вместо мира? Указывать на чьи -то недостатки? Зачем?

9. Чего в первую очередь хочется после тура?

— Подсчитать заработок.

10. О чём ты больше всего жалеешь?

— Что не стал заниматься английским произношением и вокалом 20 лет назад.

11. С чем у тебя связана юность?

— С группой Четыре Таракана, позже переименованной в Тараканы! В группе я с 16 ти лет, это считается юностью?

12. Какой деятельностью ты занимаешься/трудишься помимо активности с группой? Может быть у тебя есть хобби?

— Я не работаю ни на каких работах уже около 20 лет. Временами у меня случаются активности за пределами группы Тараканы!, за которые мне платят деньги (ди-джей сеты, статьи, колонки, ведение мероприятий и т.д.) Я также являюсь совладельцем магазина виниловых пластинок Maximum Vinyl Record Store. В качестве хобби я коллекционирую виниловые пластинки, путешествую по миру.

13. Какие у тебя любимые книги и фильмы? Можешь посоветовать фильм и книгу, наиболее понравившиеся в последнее время?

— Возьмите любой ТОП-20 лучших фильмов и пять из них будут моими любимыми. Возьмите любой список лучших книг и десяток из них будут в моем личном топе. Выделить сложно, тк читаю книги и смотрю кино я вот уже 35 + лет.

14. Протест или созидание?

— В моем понимании, созидание это и есть протест. Так как ничто не вызывает у закостенелого большинства такого же сильного чувства сопротивления и отторжения, как чьи -то попытки созидания нового. А значит, созидание и есть протест. Протест против замшелости, устоев, традиций, догм и всего вот этого вот.

15. Наверное, как и любой творческий путь, ваше нынешнее творчество отражает больше внутренний труд и рост, далеко ушедшие от начального творчества. Были сложности с тем, чтобы выражать себя по-новому? Т.е. был ли конфликт между ожиданиями публики и внутренним осмыслением жизни? Что помогает оставаться собой? Что можешь посоветовать другим, кто сомневается, будучи скованным, сформировавшимся образом?

— Конфликт между тем, что собой на самом деле представляет группа и ее публикой у нас идет с незапамятных времен. Мы всегда были изменяющимся коллективом, группой музыкантов ищущих, а не закостенелых, и никогда не стеснялись обнаруживать в себе многогранность, чего очень не хватает множеству наших коллег по жанру. А это, естественно, всегда сбивало публику с толку, особенно в таком жанре, который мы условно называем «русский панк», где у всего есть многовековые устои и правила. А оставаться собой нам помогает жгучее и непреодолимое желание оставаться собой, как это ни странно звучит. Если есть желание во что бы то ни стало оставаться собой и насрать на чьи -то ожидания, то ты им останешься. Другим я бы посоветовал бы просто сочинять и играть то, что у них рождается естественным образом. Только так можно остаться честным перед собой и плевать на то, что от тебя отвернется половина твоих «преданных» фэнов. Значит, они не твои на самом деле.

16. Были моменты, когда казалось, что музыку надо бросить? Были попытки жизни без музыки?

— Тут нужно уточнить, что означает «жить без музыки». Я, например, могу годами ничего не сочинять. Но при этом, все то же время я могу провести выступая и репетируя с группой. Или наоборот, у нас может быть более чем годичный отпуск от концертов, записей и репетиций (типа, как сейчас), но при этом я могу испытывать сочинительский подъем. Или не заниматься вообще собственной группой, но при этом играть в кавер-группе. Или не играть нигде, но слушать чужие записи. Так, что бы никакая музыка никак меня не занимала вообще — такие дни в моей жизни, наверное, можно пересчитать. Лет с 12 -ти.

17. Слушаете себя на досуге? Какие ваши треки вам нравятся больше всего?

— Нет, не слушаю. На Земле куча более достойных и интересных исполнителей, чьи пластинки еще недостаточно мной изучены. А среди записей Т! наиболее всего мне нравится наш последний на данный момент полнометражный альбом «Сила одного». Круто звучит и песни кайфовые.

18. Как способствовать улучшению мира?

— Ну, например, можно попробовать не злиться.

19. Ты патриот?

— Нет.

20. Пару напутственных слов читателям?

— Всем здоровья и радости. Увидимся на концертах.

PunkWay 2018

Похожее

Добавить комментарий